ЗАЯВКА
на обучение

Автор статьи Филипп Смирнов - дизайнер, филолог, историк-культуролог, переводчик, экскурсовод.

Есть в графском парке старый пруд... А в каждом доме есть помещение, которое надо скрыть от посторонних взглядов.

И если в средневековой Италии, например, в некоторых замках для отправления естественных нужд использовали шахты камина, то в современном мире это как-то совершенно не принято. Никто не будет вычищать канаву, рыть каждый раз в напольной кадке под фикусом новую ямку, или, поднимая брови домиком, вести вас в «тайные покои» где-нибудь на выступающей части дома – на балкон или в эркер.

В современном доме все иначе. Устав несения караульной службы предписывает наличие одного очка и одного писсуара на каждые 10-12 человек. Устав проживания в современном доме предписывает наличие туалета в доме для каждого члена семьи. Дело в том, что в названии этого помещения – сплошные эвфемизмы. «Sortir» - по-французски «выходить» (наверное, пленные французы 1812 года так молили о пощаде, когда больше не могли терпеть), «retirer» - от французского «отступать», «toile» – холст... Но ни одно из слов и словосочетаний («параша», «отхожее место», «уборная», «дабл», «вотерклозет» и др.) не сообщает об истинном предназначении этой комнаты. В романе Набокова «Защита Лужина» главный герой очень любит сбегать от гувернантки в пространство «00» – там его никто не беспокоит. Современному дизайнеру и декоратору, тем временем, нужен нужник. Он, как бы странно это ни звучало, – едва ли не самая главная комната дома.

Просто потому, что это единственное помещение, в котором все члены семьи бывают всегда, куда они приходят «подумать», почитать книгу, привести себя в порядок, осуществить свои «естественные надобности», укрыться от семейной непогоды, написать пару смс друзьям, знакомым или любовникам. В некоторых случаях (если туалет в доме один) – он же служит для гостей ответственным маркером, «лицом дома», «гордостью хозяйки». Просто прикрыть срам газеткой не получится. Тем более, что в некоторых, особо радикальных случаях (например, на вечеринках), это пространство используется гостями и для других форм уединения. Совсем не хочется, чтобы дизайнер и гости дома краснели без всякого повода, чего-то не учтя ненароком.

А в случае, если санузел совмещенный, задача дизайнера усложняется еще больше – заходит речь о зонировании пространства для симультанного использования уборной несколькими членами семьи. Современные тенденции в устроительстве «мокрой зоны» показывают, что дизайнерам не чуждо ничто человеческое.

Дано: унитаз, писсуар, биде, умывальник, полотенцесушитель, полка для мелких вещей, ершик, держатель для освежителя воздуха и для туалетной бумаги, крючок для сумки или нессесера, электророзетка. «Отрывать» дизайн туалета от интерьерного решения всего дома – стало не модно. Не может быть так, что в гостиной «хай-тек», а тут – модерн в чистом виде.

Идя из функционала (должно быть не слышно, что внутри происходит, должно быть гигиенично и проветрено, должно быть просторно, нужно иметь место, где положить телефон или книгу, нужно избежать сложностей в использовании), дизайнер применяет звукоизолирующие материалы, прячет инженерию, заботится о дополнительной гидроизоляции и о повышении уровня циркуляции воздуха при общем сохранении низкого уровня шума.

На туалетах не принято теперь экономить. Однако и стандартные решения из нашего недавнего прошлого нынче тоже не в тренде. Никаких светлых стен и метлахской плитки. Один из самых прорывных проектов интерьера туалета, виденных автором, был реализован из необычных для туалета материалов: дерево, обои и стекло. К сожалению, дом, в котором я был, мне было нельзя фотографировать, поэтому опишу на словах.

Узкое прямоугольное пространство с высотой потолков 3 метра. 1,75 на три метра. Напротив двери – встроенный унитаз, гигиенический душ на правой стенке, под полкой с книгами, там же полка с полотенцами, под которой спрятана розетка. Следом за этим, ближе к двери – узкая раковина на столешнице, над которой широкой зеркало с подсветкой. Стены покрыты лакированными пробковыми щитами, тонированными в шоколадный оттенок. Потолок – обрешетка из стали, за которой скрыты раструбы отточной вентиляции (в количестве трех штук) и точечные светильники направленного луча света. Пол – деревянный ковчег со встроенной светодиодной подсветкой, наполненный лакированной галькой и закрытый бронированным полупрозрачным стеклом глубокого зеленого оттенка. На стене напротив зекркала закрытые стеклом штофные английские обои. Вся сантехника – черная, смеситель и гигиенический душ, держатель для туалетной бумаги и держатель для освежителя – бронза. Полотенца – глубокого зеленого «бутылочного» цвета. Все, кроме одного. Оно – белое. Как и корзина для использованных полотенец, как и флаконы с жидким мылом и кремом, стоящие подле раковины. Как и полоска стекла на шоколадной двери.

Брутальный интерьер. Гальюн. Вместо «00» точно надо написать «М» на двери снаружи. Литература – мужская жевачка для глаз.

То было в первый мой визит. Но все мы помним – «Свой уголок я убрала цветами...» Буквально месяца через три владелец этой квартиры сыграл свадьбу. В туалете появилась высокая ваза молочного цвета. В обязанности управляющей домом теперь входит менять букет из роз Дэвида Остина раз в несколько дней. Так вот. Будто сошедшие с полотен английских художников в этом интерьере шикарные благоухающие цветы иногда теряют лепестки. Слышно, как они падают на столешницу и на пол. Даже если в самом разгаре вечеринка и работает вентиляция.

Автору этих строк, когда он гостит близ такого шедевра, даже чаще чем надо хочется вспомнить французский: «Je dois sortir».