ЗАЯВКА
на обучение

Автор статьи Филипп Смирнов - дизайнер, филолог, историк-культуролог, переводчик, экскурсовод.

Человеку, который хотел бы разбираться в искусстве современном, но не знает, с чего начать, конечно, нужно прочитать великолепные произведения “Ужасные дети” и “Петух и арлекин” Жана Мориса Эжена Клемана Кокто, более известного как Жан Кокто – наверное, самого значительного культурного деятеля Франции в ХХ веке.

Литература и кино, становление спорта и новые технологии, поэзия, балет, новый выразительный язык, полет философской мысли, – все сплелось в горниле 1930-х годов. И все было сосредоточено в Париже.

Довольно часто современные исследователи того времени ханжески обходят стороной влияние сексуальных пристрастий на творчество того периода, хотя есть, конечно, и те, кто наоборот именно из бисексуальности и деривативности многих деятелей культуры той эпохи делают далеко идущие выводы относительно тех самых “ужасных детей”. А ведь и в привычках, и поведенческих моделях, и в легкости, с которой почти все они готовы были стать и петухом, и Арлекино, скрывается то самое, что вознесло их всех на вершины. Они не боялись ни разу экспериментировать. И все свои навыки и опыты над собой пытались осмыслить.

Ну, вот взять, к примеру, мобили Кольдера. (Для тех, кто не в курсе, – в лучших домах современной России уже давно отказались от росписей “под Климта”, не делают цветовых решений “а ля Модильяни”, да и с Пикассо обращаются бережно. Сейчас в холлах и просторных зимних садах, в пространствах лестниц ставят, вешают, инсталлируют движущиеся фигуры. Если денег хватает – покупают оригинал, если нет – заказывают подобие. Кстати, немногие знают важное отличие скульптуры от произведения живописи или банкноты. Если вы сделаете банкноту, подобную оригиналу, – вас посадят, если живописное полотно – обвинят в плагиате, а вот если скульптуру – просто назовут вдохновленным последователем, а ваше изваяние – самостоятельным скульптурным произведением).

Так вот, в Париже 1930-х американский скульптор, сын скульптора, Александр Кольбер был своим в доску. Для Кокто и Ле Корбюзье он показывал спектакли в своем цирке Кольбера, с Жоаном Миро и Питером Мондрианом решал и спорил, что моделирование, а более всего обобщенное моделирование структур реального мира – есть будущее искусства. Вместе с Робером Десносом посещал планетарий – они в тридцатые входили в моду. И после пришел в ужас от статичного моделирования. Удалился в сторону динамики. Первые модули были похожи на физический прибор, демонстрирующий движение Земли по орбите вокруг Солнца. И придумал свои кинетические скульптуры, приводимые в движение или электричеством, или ветром.

Его структуры – это плод неустойчивого равновесия. Но эти творения человеческих рук – точный расчет. Вначале мобили были на механическом приводе, однако потом Колдер видит в них основу взаимодействия человека и природы и отказывается от механического привода. Теперь это – постоянно движущиеся сочетания пластин и проволоки, колеблющиеся и так “принимаемые” природой.

Следом за мобилями он перешел к созданию стабилей: они и поныне украшают площади многих городов мира.

Главный принцип монументальной скульптуры Колдера – стабиля: они застывшие, но динамично меняющиеся, ведь человек, идущий по городу, все равно видит их по-разному с разных точек. С одного ракурса – это могут быть голова человека или святого с нимбом, с другого – причудливое фантастическое животное с огромным хвостом...

Сначала была игрушка – цирк, потом механические фигурки со звуковым движением, потом человек сидел в тишине и наблюдал, как ветер колеблет созданное им, потом человек пошел в городском шуме, а увидел, что и статичная форма двигается и меняется.

И все равно найдется искусствовед, который будет бубнить про то, что актер Жан Маре двадцать лет провел с Кокто, и были они любовниками, и потому Кокто снимал его в своих фильмах, и потому еще что-то... И мало кто скажет: посмотрите, какие они смешные, эти ужасные дети. В них живет и Арлекин, и петух. И они знают многое про легкость и тяжесть бытия.

А предисловие к альбому Александра Колдера в 1946 году, между тем, написал сам Жан-Поль Сартр. Кто это (для тех, кто не знает) – можно спросить у Википедии. Тем, кому и то не нужно, – просто скажу: не последний ученый человек. Был.

 

-->