ЗАЯВКА
на обучение

Автор статьи Филипп Смирнов - дизайнер, филолог, историк-культуролог, переводчик, экскурсовод.

Довольно часто прорыв в профессии или в науке - там, где не сочетается. На пограничье. Там, где "тучи ходят хмуро". Вот готовились к русско-японской войне. Сильно готовились. Изучали будущего противника. И вдруг обнаружился любопытный факт: противник ест непонятный жидкий суп из странных мисок, у которых есть крышечка. Миски из склеенного и лакированного бамбука, благо травы этой многометровой много на островах, а деревьев нет. И миски весьма удобны. Да еще и похожи на бабу в юбках. Ну, это если прищуриться, да после рюмочки-другой. А еще у врага есть куколки-шкатулки. На них забавные рожицы самураев, да национальный костюм.
Так. Если сами ничего придумать не могли, давайте "срисуем". Но внесем "национального колориту". А что?!

И вот в середине 1900-х годов появляется в сувенирной лавке всем знакомая до боли сегодня баба. Матрешкой зовут.
Это сейчас, в XXI веке всяк Тарас будет горазд орать, что матрешка - национальный символ, что это - народный промысел, что это красиво и вполне соответствует духу народному.
Но это придумал художник (дизайнер) Сергей Малютин. И придумал, как авторский продукт.

Исторический сюжет... Жили были командоры Московского императорского яхт-клуба братья Шустовы. Высокие парни, гренадеры, загляденье просто. И устраивали регулярно эти ребята гребные регаты. А вообще - разливали коньяк. Тогда в ходу было размещение на этикетах полного коммерческого наименования предприятия. Коньяк товарищества братьев Шустовых, что на Маросейке и на Московском коньячном заводе... Долго, нудно. Многабукаф.
Да и еще была проблема - они не только сами выступали, но иногда пускали на гребную регату барышень. Обязательно уведомляя, что именно они, братья Шустовы, снарядили эту девушку с веслом лодкой, подушечкой под попу, флагом и, собственно, веслами... На борту лодки писали полное коммерческое наименование... С берега было не то, чтобы видно, кто лидирует: не вся публика снабжена была стеклами оптическими, да биноклями полевыми системы Цейсс.
И тогда одного из братьев посетила великолепная мысль: редуцировать полное наименование до товарного знака. Так появился логотип. Знаменитый логотип: буква "Ш" в колоколе. И сразу стало понятно, кто ж там опять лидирует. И кто как гребет.
А ведь трейд марк - это не полное название. Это - еще одно название. В котором букв не много, а все больше концепция, да особое видение бренда. Скажи то, что длинно, коротко...

Что такое декор?! Ну, конечно, в жесткой форме - "бантик, прикрывающий срам".
Вот есть место, где на стену фасада опираются стропила. Гвозди кое-как, доски неструганные, железка торчит кровельная... Что делать?! Ну, конечно, прикрыть. Чем? Фризом.
Вот толстые руки матроны. Полуоблуплен лак, на пальцах - цыпки. Что делаем?! Правильно: добавим золота да каменьев поболе. И глаз человека зацепится за "ширму", оценка сместится. А, значит, цель достигнута.

Бывает, впрочем, декор самоценный. Но его так мало, что он - статистическая погрешность. И раз так, то, что о нем говорить?

Вот в моду вошла "природная" форма. Вновь, как в XVII веке, ювелиры идут подражать природе. И раз за разом копируют то, что сделано ею. И все штампуют оксюмороны.
Про что я? Да хоть про Картье, хоть про Майкла Мишо. Все пытаются сделать механического селезня.
Как когда-то механик немецкий. И, да, символом Эрмитажа всё так же является золотой павлин, которого нам показывают по каналу "Культура", да, многие вещицы из нынешней бижутерии занятны и цельны, продуманы и даже - коммерчески успешны.
Но все - вторичны. Нет ничего сильнее венка из ромашек, но настоящих, букета из васильков в бутоньерке, брусники, собранной (и прежде - увиденной своими глазами) в лесу своими руками.

Рассуждения о декоре, символах и потугах навевают сладкую печаль. Знаешь, что иначе не будет, что многим нужно "быстрее" да "дороже". А хочется - подлинного, не подменного. Никаких бантиков. Никакого срама.